Сцена 9.

Январь 1906 года. Санкт-Петербург. Маленькая комната в квартире, которую снимает Бирбигаль. В центре комнаты стол с абажуром. За столом сидит Грин. В комнату заходит Еремей. Ставит перед Грином чашку чая. Молча уходит. Закрывает за собой дверь.

Киса. Всё, что ты говоришь, Грин, это глупости. Снова и снова. Сколько можно?

Грин. Ну, послушай, Катя! Я ведь тебе сказал, мне неважно, с кем ты была, кого любила. Всё это в прошлом, понимаешь? Теперь этого ничего нет. Нет и не было. Никого. Никогда. Только ты и я. Конечно, там ты не смогла бы одна, это я понимаю и принимаю. В Сибири приходится выживать. Но теперь мы здесь. И уже ничто не имеет значения, ведь так? Ни моя тюрьма, ни тот злополучный побег, ни твоя каторга, ни твой каторжник. Ничего не было, Катя!

Киса. Ты не можешь так говорить! Ты не имеешь на это никаких прав! И на меня ты прав не имеешь, слышишь?!

Грин. Да разве я предъявляю права? Но ты обещала выйти за меня. Ты дала слово, и все эти два года я жил, думая только о свободе и о тебе. Думал, как мы уедем. Бросим всё и уедем вдвоём. Катя, ну, неужели для тебя партия важнее меня, живого человека, из плоти и крови? Ведь я не могу, не могу без тебя! Я не дышу, не живу без тебя!

Киса. Ты всегда всё переворачиваешь, всё преувеличиваешь. Тебе нельзя верить! Боже мой, ты совсем не хочешь меня понять! Вот в чём дело! Я никуда не собираюсь уезжать! Ни с тобой, ни без тебя! Скоро грядёт вторая революция! На этот раз я должна, я буду здесь! Здесь будет решаться судьба Родины, судьба России, а ты печешься о себе! Пристаешь ко мне со своей любовью. Да на что она мне сдалась? Ты измучил меня. Это невыносимо, в конце концов! Оставь меня! Не приходи больше! Я тебя умоляю! Кончим с этим.

Грин. Кончим, Катя?! Кончим? Да, с этим надо покончить! Надо покончить с революцией! С партией! Раскрой глаза! Нас ждёт катастрофа! Гибель! Смерть!

Киса. Ты опять трусишь, Грин! Ты трус и ничего больше! Разве смерти ради правого дела стоит бояться? Тебе не понять. Нет. Тебе никогда не понять!

Грин. Да где уж нам? Я не понимаю и не верю! Я не верю, что ты не боишься смерти!

Киса. Уйди, я прошу тебя. Я устала.

Грин. Я уйду. Уйду. Но и ты уйдешь со мной.

Киса. Перестань паясничать, Грин! Я сказала – нет!

Грин. Нет, вы слышите, как она это сказала? «Нет»! «Нет!» Хорошо! Ты сказала своё слово, я скажу своё!

Он вскакивает. В кармане пиджака у него маленький женский пистолет.

Киса (смеётся). А! Бог мой! Грин и оружие! Какая прелесть! Вы только посмотрите! Наш храбрец, наконец-то, взялся за оружие! Браво, Грин! Браво! Не ожидала!

Грин. Тебе смешно, смешно, да? Нет! Это уже не смешно, Катя! Это всё ужасно не смешно! И смеяться последним буду я! Слышишь?! Я!

Он стреляет в Кису почти в упор. Стреляет чуть ниже сердца. Кричит.

Киса (держась за рану, идет к двери). Еремей! Еремей! Уведи его. Быстро уведи его. Только тихо. Тихо, чтобы не слышали. И подай бинтов. Воду. Водку. И позови доктора. Доктора, Еремей!

Темнота. Занавес. Конец.

31 июля 2014 года. Ю. Ионушайте


0389154513189417.html
0389180564581603.html
    PR.RU™